Картинка из открытых источников сети Интернет

Вопрос XIX века в веке XXI-м.

Новое время ощущается не во время просьбы голосовому ассистенту поставить таймер на час, а в процессе тестирования онлайн-сервиса, когда понимаешь, что в компании создаётся продукт, но не рабочие места. И ладно бы просто заменить рабочего на машину, как было на заре научно-технической революции. Гораздо большую рефлексию вызывает настройка системы, в которой человек не предусмотрен изначально и требования луддитов «ткать не на станке, а вручную» просто не применимы: веб-конференция как сервис поддерживается специализированным программным обеспечением, настройкой и обслуживанием которого занимается человек. Он не становится лишним полностью, чуждым для производства, но появляются участки полной автоматизации. Бесклассовое коммунистическое общество так и не стало реальностью, Россия и Мир развиваются в рамках капитализма и имманентного ему классового общества. Автоматизация процессов и разработка систем искусственного интеллекта будоражит умы как бизнесменов, справедливо видящих в этом возможности увеличения прибыли, так и футурологов, для которых это отличный способ пиара на «кликбейтных» заголовках о шестом техническом укладе и всеобщей безработице. Последнее, однако, достаточно слабо корреспондируется с основополагающим желанием человека жить хорошо: сыто и богато. В связи с этим резонно поставить вопрос о взаимосвязи классовой структуры общества и главенствующего в нём технического уклада: возможно, именно в ней таится зерно оптимизма в море мрачных прогнозов.

Технические уклады – вехи индустриальной фазы развития

Фазы развития

Спелеологи в пещерах, а особенно – в старых заброшенных шахтах и прочих горных выработках стараются отметить свой маршрут хоть засечкой на стене. Могут и какой-то предмет под землёй оставить – даже ленточка, не говоря уж о новогодней ёлке с гирляндами (те, кто были на экскурсии в Саблинские пещеры, вспомнят) – хороший ориентир в погружённых во мрак одинаковых коридорах.

При погружении в глубь веков изучающие историю исследователи выделяли вехи в жизни обществ: культурные, экономические, технологические: не вся история человечества однозначно отмерена часами с вечным календарём и заголовками утренних газет. Первая или вторая декада императора Римской империи… Первая Республика… Вторая Республика… Хорошие вехи для политической истории, однако история хозяйствования человека на Земле имеет свои вехи – фазы развития или этапы истории. Со школы мы привыкли к делению истории на периоды развития общества: первобытное, Древний мир, Средние века, Новое время, Новейшее [5]. Способы же хозяйствования, экономические уклады менялись медленнее. Так, по С.Б. Переслегину [6, 7] современная фаза развития – индустриальная, стержнем которой является фабричное производство. Более ранние цивилизационные фазы – архаичная, фаза присваивающей экономики собирательства и охоты, пришедшая ей на смену после неолитической революции, традиционная, характеризующаяся производящей экономикой земледелия и связанного с ним преобразования ландшафтов.

Технические уклады

В индустриальной фазе развития проявилась цикличность развития экономики за счёт революционных изобретений и технологий. Длительность отдельного периода составляла около 50 – 70 лет. Выделены такие циклы были в начале XX века отечественным экономистом Н. Д. Кондратьевым – т.н. «волны Кондратьева». С конца XVIII века по сегодняшний день выделены пять сменяющих друг друга технологических укладов, в основе каждого лежит волна Кондратьева [3]. В основе технологического уклада лежит совокупность технологий, определяющих производственный уровень в Кондратьевском цикле. Уклад характеризуется ядром – ведущей, главной отраслью, основным ресурсом (энергоносителем) и ключевым фактором (средством производства) и организационно-экономическим аспектом контроля [1, 10].

Технологические уклады. Коллаж из изображений в свободном доступе.

Первый технологический уклад (1785 – 1835 г.г.). Основной ресурс – энергия воды. Водяная мельница дала энергию ключевому фактору – текстильным станкам. Главная отрасль – текстильная промышленность. Фабричное производство было механизировано.

Второй технологический уклад (1830 – 1890 г.г.). Основной ресурс – энергия пара, получаемая при сжигании угля. Главными отраслями стали транспорт и чёрная металлургия. Ключевой фактор – паровой двигатель, паровые приводы станков. Масштабы производства, как заложенного в предыдущем укладе, так и нового, растут. Человек постепенно освобождается от тяжёлого ручного труда, получает возможность путешествовать быстро.

Третий технологический уклад (1880 – 1940 г.г.). Основной ресурс – электрическая энергия. Главные отрасли: тяжёлое машиностроение, химическая и электротехническая промышленность. Ключевой фактор – электродвигатель. Происходит концентрация банковского и финансового капитала, драматически повышается скорость связи: радиосвязь и телеграф доступны как военным, так и гражданским. Конвейер Форда позволил вывести стандартизацию производимой продукции на новый уровень. Качество жизни человека растёт.

Четвёртый технологический уклад (1930 – 1990 г.г.). Основной ресурс – энергия углеводородов, начало ядерной энергетики. Главные отрасли – автомобилестроение, цветная металлургия, нефтепереработка, синтетические полимерные материалы. Ключевой фактор – двигатель внутреннего сгорания, технологии нефтехимии. Уклад закрепил массовое серийное производство как стандарт. Бурно развивается связь и средства массовой информации, транснациональные компании становятся значимы. Рост благосостояния, связанный с доступностью массового производства продуктов народного потребления, позволил в развитых странах создать мощный средний класс.

Пятый технологический уклад (1985 – предположительно 2035). Основной ресурс – атомная энергетика, однако в сфере транспорта ведущий энергоноситель — углеводороды. Главные отрасли – электроника и микроэлектроника, информационные технологии, генная инженерия, программное обеспечение, телекоммуникации, в том числе коммерческое использование космического пространства. Ключевой фактор – микроэлектронные компоненты. Уклад полностью сформирован вокруг способов обработки информации и характеризуется мощнейшим повышением роли финансовых институтов. Связность мира стала максимальной, мир стал действительно глобален за счёт роста скорость связи и перемещения [10].

Обратите внимание на значимое отличие пятого технологического уклада от предыдущих: ключевым фактором в нём стал не тип двигателя, а средство обработки информации. Выход в шестой технологический уклад, чьё становление мы увидим в 2020-х годах, также по всей видимости будет связан с изменением средств обработки информации: обработкой больших объёмов данных, как первичных (Big Data),  так и интерпретированных (Deep Data), при том что интерпретатором, вероятно, может стать как человек или человеко-машинная система, так и машина – пресловутый «искусственный интеллект». В технологическое ядро шестого технологического уклада могут войти также генетические и аддитивные технологии – выращивание кристаллических, композиционных или биологических материалов, хотя рассуждения о будущем весьма дискуссионны.

Технологии прошлых укладов наследуются текущим, однако их доля в экономике и важность для общества становятся «ведомыми», что не отменяет их фундаментальность. К примеру, финансовые технологии пятого технологического уклада позволили среднему классу обзавестись собственным отдельным жильём. В свою очередь это вызвало потребление домохозяйством текстильных изделий (шторы, обивка мебели, первый технологический уклад); изделий чёрной и цветной металлургии, химического производства (мебель, метизы, посуда – второй, третий технические уклады); электроники, микроэлектроники (бытовая техника, радио, телевизор, автомобиль – четвёртый технологический уклад). Туристические путешествия и личный автомобиль, напичканный «умными» помощниками водителю – также обязателен для среднего класса в пятом технологическом укладе, ведь «вы этого достойны».

XIX век и влияние текущего технического уклада на классовую теорию К. Маркса.

Фабричное производство вместе с научно-технической революцией позволило добиться прежде не доступного человеку массового производства изделий с относительно низкой стоимостью и стабильным качеством, а также дали доступ к новым материалам и химическим соединениям. Важнейшие из них – энергоносители и удобрения. Они позволили хотя бы в развитых странах забыть о голоде и переселить большинство населения в отдельные квартиры: картинки быта рабочих в викторианском Лондоне или Париже времён Видока остались только на экранах кинотеатров – домашних или в ТРК.

Вспомним снова о смене ключевого фактора от движителя к обработке информации. Мир, восстановившийся после Второй Мировой войны, потребовал больше специалистов по работе с информацией – белых воротничков: как управленцев всех мастей и компетенций, так и репортёров, инженеров, учёных. На производстве станки с ЧПУ и автоматизированные линии потребовали мастеров высокой квалификации. Рабочий, «синий воротничок», конечно же требовался, но в меньшей степени. Производство программного обеспечения и сервисы в сети Интернет также потребовали тружеников головы, а не рук. Новые заводы обезлюдели, посмотрите на линии производства автомобилей. А труд тысяч рабочих на заводах по производству электроники в Азии говорит лишь о том, что они дешевле роботов.

Во время формулирования классовой теории К. Маркса в XIX веке для современного ей второго технологического уклада движущей силой изменений в экономике и в обществе были рабочие на заводах. К ним можно было отнестись как к «трудовой армии» — достаточно многочисленной для того, чтобы стать локомотивом изменений в обществе. Вышестоящие классы, включая и достаточно узкую прослойку учёных и инженеров, рассматривались как противники революционных изменений – в отличие от низкоквалифицированной рабочей силы им было что терять.

Слабость СССР к периоду конца четвёртого техуклада

Смещение акцента развития с производства товаров к производству информации ещё в 1960-х годах, в средине цикла четвёртого технологического уклада, вывело прослойку исследователей и инженеров в ядро уклада. Заводской рабочий для новых технологических укладов стал менее значим ввиду своей заменимости на машину. В пятом технологическом укладе, особенно в его финальной стадии, в странах первого мира при построении «экономики услуг» некоторым эхом заводского пролетариата XIX века стали рядовые работники сферы обслуживания, однако ведущую роль «хозяев» технологий ядра уклада как и в конце четвёртого технологического уклада сохранили исследователи и инженеры. Пятый технологический уклад лишь упрочил их позиции, привнеся в ядро финансовые технологии и их носителей – финансистов.

Описанные выше изменения драматически отразились на исходе Третьей мировой «холодной» войны, где сошлись не только государства, но и подходы к использованию трудовых ресурсов. Для капиталистических стран, переходящих в пятый технологический уклад, вопрос автоматизации производства был прагматическим: как это видится из 2020-го года, он сводился к балансу экономической целесообразности и обеспечению стабильности общества. В узком смысле это была балансировка интересов транснациональных корпораций и правящих элит национальных государств. Отметим, что взгляд на будущее в 1980-х был далеко не всегда радужный: «Безумный Макс» (1979) и последующие фильмы франшизы, «Побег из Нью-Йорка» (1981), «Терминатор» (1984) и подобные киноленты показывают достаточно мрачный настрой и ожидание краха привычного мира, в противовес комедиям или «бондиане». Для социалистического блока баланс экономической целесообразности и стабильности общества осложнялся фактором широких социальных гарантий. Он, в свою очередь, был усложнён идеологической составляющей: классом-гегемоном считался рабочий класс, замена которого на машины была невозможна как с точки зрения идеологии, так и поддержания уровня жизни и социальных гарантий. Даже научно-техническая революция и усиление роли исследователей и инженеров, принятое в обществе, это не изменило: СССР, развив у себя четвёртый технологический уклад и неминуемо двигаясь к пятому оставил в структуре общества рудимент третьего уклада – рабочий класс-гегемон, хотя более адекватен развитому четвёртому и пятому технологическому укладу был бы отказ от традиции гегемонии одного класса над другими так как структура общества усложнилась. Образно говоря, сантехник так же зависел от академика, как и академик от сантехника. Смена класса-гегемона на прослойку инженеров и исследователей судя по преклонному возрасту партийной верхушки и генеральных секретарей ЦК КПСС в начале 1980-х шансов было ещё меньше. Таким образом традиция из начала XX века способствовала краху общества, построенного на идеологии, из неё выросшей.

Какой воротничок будет у робота?

Так что нам в 2020 году от классовых проблем XIX и XX веков? Не проще ли с умных часов заказать Uber и поехать за новым 3D принтером для полностью индивидуализированного производства? Нет, не проще, так как мы видим только отдельные технологии, но технологическое ядро пока жёстко не определено ввиду его сложности.

Попробуем взглянуть в будущий технологический уклад под углом баланса экономической целесообразности и стабильности общества. Рассмотрим указанные как ядерные для шестого технологического уклада технологии. Это нанотехнологии, гелиоэнергетика и ядерная энергетика [12], робототехника и биотехнологии,  системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети [2, 8, 11], высокоскоростной транспорт (маглев) [4], газохимия и производство газа [9]. Набор поистине широкий и за последние 5-10 лет он значимо не сузился. Какие же особенности шестого технологического уклада при их успешном развитии вероятно принесут социальные потрясения?

Из всех указанных технологий в качестве основного ресурса уклада выглядит не отдельный новый вид энергетики, а их комбинация. На это указывает сегодняшний тренд на интеграцию прерывистой ветровой и солнечной генерации в энергосистемы национальных государств и их союзов, что требует усложнения системы диспетчеризации производства и дистрибуции энергии.

Отсюда вытекает кандидат на главную отрасль: обработка информации. Больших объёмов информации. Сюда входят как системы поиска информации, так и системы управления «умным городом». И, если сегодня концептуальный «умный дом» — скорее игрушка для гиков и повод для разговора с гостями, то завтра сбор информации о потреблении ресурсов домохозяйствами станет рутиной и одним из ведущих факторов в диспетчеризации их распределения.

Ведущий фактор уклада – робототехника и искусственный интеллект. С высокой долей вероятности их развитие будет регулироваться в первую очередь соображениями баланса экономической эффективности и стабильности общества: какой смысл вводить высокопроизводительные системы на производстве каких-либо товаров и ли услуг, если лишившиеся работы потенциальные потребители не смогут их себе позволить? При учёте рисков массовой безработицы, хорошо видимых по протестам BLM в США летом 2020 года, то замена человека на робота выглядит возможной в относительно узких рамках работ, связанных либо с риском для здоровья и жизни, либо при обработке больших массивов данных. Таким образом мы увидим роботов и программы искусственного интеллекта как среди «белых воротничков», так и среди «синих». Соотношение же их будет продиктовано структурой экономики отдельных стран и территорий.

Какие возможности это даёт России? Не смотря на достаточно пессимистичный взгляд экспертов [3, 8, 9, 12] на перспективы шестого техуклада, фундаментальная слабость нашей страны – её малая населённость – с высокой долей вероятности станет её преимуществом. Однако для этого требуется поддерживать высокий уровень образования населения: просторы России могут вместить к имеющимся 140 -150 миллионам жителей и значимое количество «фантомных» граждан – систем искусственного интеллекта, роботов, которые не будут красть рабочие места у людей. Некоторый социальный конфликт с высокой вероятностью будет, однако его интенсивность видится намного меньшей, нежели в странах Европы или Азии с большей плотностью населения. Освоение арктических территорий и повышение транспортной связности Сибири способно абсорбировать выбывающие рабочие руки и компенсировать роботизированные рабочие места на новых производствах. Вызовом для государства станет переучивание некоторой части населения, однако, решается на базе имеющейся системы образования: курсы переподготовки специалистов, повышения квалификации и второе высшее образование доступны уже сейчас а масштабировать их поможет дистантное образование и вывод части курсов в сеть.

Список литературы

  1. VIII Международный форум технологического развития «Технопром-2019» [В Интернете] // Технопром. — 10 09 2020 г. — http://forumtechnoprom.com/.
  2. Авербух В.М. Шестой технологический уклад и перспективы России. Краткий обзор [Журнал] // Вестник Ставропольского государственного университета. Социологические науки. — Ставрополь : [б.н.], 2010 г. — 71/2010. — стр. 159-166.
  3. Загидуллина Г. М., Соболев Е. А. Технологические уклады, их роль и значение в развитии инновационной экономики России [Журнал] // Известия КГАСУ. — Казань : КГАСУ, 2014 г. — 4(30). — стр. 348-355.
  4. Загидуллина Г. М., Соболев Е. А., Крыловский А. Б. Прогнозировние структуры инновационного шестого технологического уклада и анализ приоритетов текущего промышленного развития [Журнал] // Известия КГАСУ. Экономика и управление народным хозяйством (в строительстве). — 2015 г. — 1 (31). — стр. 182 — 189.
  5. Исторические этапы развития человечества (Таблица) [В Интернете]. — 10 09 2020 г. — https://infotables.ru/istoriya/213-etapy-razvitiya-chelovechestva-tablica.
  6. Переслегин С.Б., Переслегина Е.Б. «Дикие карты» будущего. Форс-мажор для человечества [В Интернете] // batrachos.com. — 10 09 2020 г. — https://batrachos.com/sites/default/files/pictures/Books/Pereslegin_Pereslegina_2015_Dikie%20kartyi%20buduschego.pdf .
  7. Переслегин С. Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. Фазы развития [В Интернете] // rulibs.com. — 10 9 2020 г. — http://rulibs.com/ru_zar/sci_politics/pereslegin/0/j330.html.
  8. Руденко Б. Шестой технологический уклад [Статья] // Наука и жизнь. — 2010 г. — 4.
  9. Семёнов Е. Ю., Козин С. А. Технологические уклады в экономике и инновационный потенциал развития России [Журнал] // Вестник ИрГТУ. — 2010 г. — стр. 327 — 331. — 5 (45).
  10. Технологические уклады – волны и цикличность [В Интернете] // Via future. — 10 09 2020 г. — https://viafuture.ru/katalog-idej/tehnologicheskij-uklad.
  11. Чередниченко Т. М. Научно-технологическое развитие России [Журнал] // Вестник ТГУ. — 2013 г. — 1 (113). — стр. 26-30.
  12. Школьников А. Очерк о стратегии России: планирование надукладной экономики [В Интернете] // Аврора информационное агентство. — 11 09 2020 г. — https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/62854-ocherk-o-strategii-rossii-planirovanie-nadukladnoy-jekonomiki.

Воспользовался текстом? Сделай ссылку: http://prognosticscenter.ru/2020/09/14/robots-and-klasses/