Доклад был подгототовлен коллективом авторов – руководителей ВУЗов при поддержке Минобрнауки РФ. Объём доклада – 52 страницы, он выложен в открытом доступе в сети Интернет (скачать тут: [1]). Оригинал стоит прочтения.

Фото с сайта https://ablocofwriters.com

Авторы доклада:

Н.Ю. Анисимов, ректор Дальневосточного федераль­ного университета

В.Н. Васильев, ректор Национального исследователь­ского университета «ИТМО»

А.Е. Волков, научный руководитель Московской школы управления «Сколково»

Э.В. Галажинский, ректор Национального исследова­тельского Томского государственного университета (координатор рабочей группы)

В.А. Кокшаров, ректор Уральского федерального уни­верситета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

Н.М. Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государ­ственного университета

Я.И. Кузьминов, ректор Национального исследователь­ского университета «Высшая школа экономики»

В.А. Мау, ректор Российской академии народного хо­зяйства и государственной службы при Президенте РФ

И.М. Реморенко, ректор Московского городского педа­гогического университета

А.И. Рудской, ректор Санкт-Петербургского политех­нического университета Петра Великого

С.Г. Синельников-Мурылев, ректор Всероссийской ака­демии внешней торговли Минэкономразвития РФ

А.А. Федоров, врио ректора Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта

А.А. Черникова, ректор Национального исследова­тельского технологического университета «МИСиС» [1]

Рабочая группа сформирована из ректоров преимущественно столичных (Московских и Санкт-Петербургских) ведущих ВУЗов (рейтинги см.: [2,3,4,5])

Вызов самоизоляции был принят ВУЗами и они не закрылись, а начали работать по-новому.

Переходный период сжатый — 2 недели. Тест авторами доклада считается пройденным.

Обучение по факту становится асинхронным, заочным. Дистантное обучение (синоним – удалённое обучение) может приближаться к «живому» оффлайновому при плотном взаимодействии студентов и преподавателей, но оно иное. Полная реализация программ обучения в дистанционном формате не возможна, однако частичный переход на дистанционное обучение — да.

Опыт российской системы высшего образования на фоне прохождения теста самоизоляции системами высшего образования можно признать успешным. В большинстве стран также оперативно были закрыты кампусы и ограничена мобильность студентов и сотрудников ВУЗов, информационная инфраструктура была адаптирована для дистанционного обучения, для системы высшего образования страны сформулирована национальная программа преодоления кризиса социальной изоляции, особенно в разрешении вопроса с вступительными и выпускными экзаменационными испытаниями. И так же, как и за рубежом, рисками для системы высшего образования тотально переходящей на удалённые формиаты образования стали риски финансовой устойчивости отдельных ВУЗов с зеркальной ей проблемой усугубления имущественного неравенства студентов.

Основным фактором быстрого перехода на дистантное обучение стала передача компетенций на места при общем директивном управлении из Минобрнауки. Рекомендации давались общие, были приостановлены проверки, продлена автоматически аккредитация — всё чтобы не мешать. При этом проверялась самостоятельность и компетентность коллективов управленцев ВУЗов. Минобрнауки также пыталось усилить информационную прозрачность системы высшего образования, однако не преуспело. Принимая во внимание высокую забюрократизированность системы высшего образования и стресс-тест стал некоторым глотком свободы. Пересмотр подходов к контрольно–надзорной деятельности и смягчение его для ВУЗов с хорошей репутацией был заявлен как один из уроков стресс-теста. Кого авторы видят как арбитра для оценки репутации учебного заведения, равно как и критерии оценки, указано в [1] не было.

Участие попечительских советов в преодолении кризиса было минимальным и в качестве урока стресс-теста было высказано пожелание более полного участия попечителей в работе ВУЗов. Также желательным было названо более тесное взаимодействие ВУЗов, создания общих сервисов ВУЗов и настройку «системы мониторинга, сбора и открытого обсуждения данных». Практически это желание укрупнения и консолидации.

Профессорско-преподавательский состав (ППС) крайне ригиден и слабо обучаем. К новому формату обучения относится в массе настороженно и если до перехода на дистанционный формат обучения не использовали его новые для них технологии не осваивали: процент остаточных знаний сравним с первым курсом.

Студенты помогали ППС перейти на дистанционное обучение. Сработала и «служба» цифровых волонтёров.

Важно, что научно-исследовательская работа остались без внимания, что подтвердило их вторичность в ВУЗах по отношению к учебному процессу, частью которогго они должны бы быть.

Фото с сайта https://pbs.twimg.com

Проведение занятий в условиях лаборатории или же с использованием специального оборудования и «считывание» творческих умений с преподавателя или же наработка социальных навыков, к примеру, при подготовке педагогов, возможны только очно. Поэтому переход на дистантное образование с имеющейся технологической и методической базой не возможен для медиков, людей искусства, ряда технических и инженерных специальностей.

Главным дефицитом в период переходна с очного образования на дистанционное стали МЕТОДИКИ и BEST PRACTICE. Чтобы качественно делать, надо знать КАК.

Таким образом, внедрение в учебный процесс элементов дистанционного обучения возможно в тех областях, где оно органично и после наработки методик преподавания на развёрнутой для этого инфраструктуре.

Для студентов проблемы с переходом были. Во-первых, некоторые ВУЗы не смогли связаться с разъехавшимися по домам на самоизоляцию студентами, что указывает на крайне неудовлетворительную работу деканатов. Во-вторых, для студентов (по всей видимости, и преподавателей, что не было отражено в анализируемом отчёте) в полный рост встала проблема места для видеосвязи – фон с давно требующей ремонта кухонькой обеспечила стеснение на видеоконференциях с преподавателем.

Побочным, не документированным в анализируемом отчёте выводом из него, является крайне возросшее требование к усидчивости и возможности создать рабочую обстановку дома на несколько часов у слушателей дистантных курсов. В будущем, при плановом внедрении удалённого образования – как заочных онлайн-курсов, так и онлайн-конференций с педагогами, фактор хорошего семейного воспитания, воспитания усидчивости и дисциплины, возможности организации тихого рабочего места дома выйдет на первый план и формулировка «мальчик из хорошей семьи» станет более важной, нежели балл по ЕГЭ.

Рабочее место студента для дистанционного обучения в отчёте не обсуждалось, однако мы предполагаем рост спроса на услуги коворкингов или антикафе с отдельными комнатами со стороны тех студентов, чьи условия не позволяют вести видеообщение из дома. В данном случае устройство зон для видеоконференций в кампусах весьма оправданно – это позволит чётко разграничить жилую, спальную и рабочие зоны.

Общение с преподавателем важно для студента: в первую очередь очное. Заменителем может стать видеочат.

Внедрение дистанционного образования поставит перед ВУЗами задачу не только обеспечения доступа в интранет или интернет из аудиторий и кампуса, что было отмечено в докладе, но и компьютеры (планшетные или смартфоны) для видеоконференций. В противном случае даже частичный переход на удалённое образование, весьма выгодное ВУЗу в части экономии человекочасов лектора, приведёт к перекладыванию издержек на студенов, которым придётся самостоятельно приобретать компьютерное оборудование с требуемыми характеристиками. Последнее станет дополнительным имущественным цензом для абитуриентов и студентов бюджетной формы обучения – на фоне стоимости семестра для студентов-контрактников затраты на технику относительно малы. Декларирование сдерживания имущественного неравенства студентов в понимании авторского коллектива доклада с одной стороны должно опираться на трудоустройство студентов по месту учёбы, что позитивно было проявлено во время самоизоляции, с другой – доступного образовательного кредита. Последнее смещает существующую систему высшего образования России в сторону таковой в США со всеми её положительными и отрицательными сторонами.

Цифровые форматы обучения оптимальны для стандартизированных взаимодействий ППС и студентов. В условиях, когда лекции могут быть записаны и транслированы в течение нескольких лет на первое место выходит научная работа преподавателя так как только она позволяет ему оставаться на переднем крае науки или, хотя бы отслеживать современную литературу, что позволит вовремя вносить правки в курс лекционных и практических занятий.

Стандартизация требуется не только для методик. Желательна стандартизация форматов записи лекций и прочих используемых в LMS (Learning management system – система менеджмента учебного процесса, программная оболочка для проведения онлайн курсов). Унификация форматов и приведение к наиболее распространенным офисным и мультимедиа поможет более тесному сотрудничеству образовательных учреждений, особенно на фоне указанной в докладе слабой технической грамотности ППС и запроса студентов на гибкость образовательных траекторий.

Многообещающе выглядят перспективы дистантного образования для иностранных студентов, которые оказались в самом уязвимом положении во время противовирусных мероприятий второго семестра 2020 года. По нашему мнению в горизонте полугода – года появятся переводы онлайн курсов хотя бы в ведущих ВУЗах, будет налажен приём экзаменов удалённо. Широта внедрения элементов дистантного обучения в «догоняющих» ВУЗах возможна при предоставлении более успешными ВУЗами примеров лучших практик (best practice). При этом ВУЗ – донор практики становился наставником и куратором для ВУЗа – реципиента в вопросе внедрения практики [6]. Практически же распределение доноров (10%) и реципиентов (70%) практик соответствовало известному правилу Парето.

Фото с сайта https://new.trinity.edu

Формы и технологии обучения, применяемые в системе высшего образования еще до введения режима самоизоляции вызывали нарекания студентов: 31% студентов считал образовательные программы устаревшими, 55% студентов желали бы получить больше практических занятий, 41% — отметили оторванность обучения от требований работодателей. 91% последних отмечают недостаток практических навыков у молодых специалистов [1]. На личном опыте автор подтверждает выдвинутые претензии: навыки работы с геоинформационными системами (ГИС) во время обучения в бакалавриате даны были в 2 дня на летней практике (2004 год), а годом-двумя позже, на производстве, задачи, решаемые в ГИС занимали до 80-90% рабочего времени. И стресс-тест, внедрение дистантных методов образования, может способствовать некоторой модернизации образовательных программ так как заставит пересмотреть методики преподавания. При этом в режиме самоизоляции около четверти (28%) образовательных программ инкорпорировали имеющиеся онлайн-курсы и лекции, в том числе размещённых для безвозмездного доступа на видеохостинге YouTube и сайте «Постнаука» [1].

Видеосвязь в данном контексте выступает в первую очередь как инструмент для проведения семинарских занятий, конференций, устных экзаменов.

Информирование студентов и сотрудников, налаживание коммуникации в разделённом коллективе вышло во время самоизоляции на первый план. Расширение же использования дистантных методов ставит задачу обеспечения эффективной коммуникации в приоритет.

Следует отметить, что в дефиците в настоящее время не только методики преподавания, но и взломостойкие доверенные системы онлайн-оценки учащихся. Повышение уровня систем онлайн-оценки до требуемого может быть контроль логов в системе и использование блокчейна для её документооборота. Наиболее автоматизированные системы оценки также с высокой долей вероятности будут использовать документооборот с смарт-контрактами. Если угроза взлома системы злоумышленниками является хорошо разработанной и решаемой на практике, то контроль банального использования различных шпаргалок при тестировании знаний студента или абитуриента, находящегося у себя дома или в другой не контролируемой локации, становится крайне затруднённым.

Обеспеченность ВУЗов элементами технического обеспечения дистанционного образования по данным, приведённым в [1] является необходимой, но не достаточной: так, программные комплекся LMS были инсталлированы в информационные системы 88% ВУЗов, но активно использованы у 45%. Цифровая инфраструктура только 11% ВУЗов позволяет им полностью организовать обучение на своих мощностях. Такая малая доля объясняется тем, что хранение цифрового контента, особенно видео высокой чёткости, предъявляет высокие требования как к объёму хранилища, так и скорости обмена данными между сервером и клиентом (студентом) через сеть Интернет. Намного менее затратно хранение образовательного контента на мощностях сторонних специализированных сервисов.

Одним из практически применимых уроков «ковидного локаута» стало понимание важности унификации LMS ан уровне ВУЗа на основе собственной IT службы или централизованной подписки на сторонние сервисы. Унификация LMS позволяет оптимизировать материальные и трудовые издержки на обслуживание LMS  и обучение персонала и учащихся работе с ней.

Дифференцирование методов дистанционного обучения и предоставление преподавателю выбора метода возможно, однако значительно повышает издержки на поддержание системы онлайн-обучения для ВУЗа, её стабильность и защищённость, что нивелирует положительные следствия данного подхода, такие как большее самовыражение преподавателей.

Вопрос обеспечения информационной безопасности также потребовал решения. И правда – одно дело – общедоступные лекции на каком-либо видеохостинге, а другое – содержание платных курсов. Утечка последних в общий доступ грозит ВУЗам снижением интереса абитуриентов к обучению у них по контракту: молодое поколение при всей внешней неряшливости и склонности к клиповому «мышлению» при наличии усидчивости отлично умеет набирать НАВЫКИ из сети, а именно навыки и нужны при найме на работу.

Стресс-тест показал также бедность предложения на рынке систем управления образовательным процессом и ВУЗом как предприятием. Расширение предложения предложено проводить на средства ВУЗов как квалифицированных заказчиков соответствующего программного обеспечения и систем обработки и хранения данных – сложных масштабируемых решений. Постулируется что сами ВУЗы не имеют компетенций для самостоятельной разработки таких систем, однако, это ставит под сомнение их возможность выступить в роли квалифицированного заказчика. И использование грантовых конкурсов вместо традиционных закупок по тендеру ситуацию не исправит: потребуются слаженные действия как менеджеров, так и инженеров в подготовке технического задания на создание масштабируемого программно-технического комплекса.

Увеличение расходов кризис и прогнозируемая в [1] потеря части иностранных студентов контрактной формы обучения окажет негативное влияние на финансовое положение многих ВУЗов. Возможность же позже увеличить заработки будет только у ВУЗов с наиболее полно отвечающей требованиям рынка интеграцией традиционного и дистантного обучения. Послевузовское образование взрослого населения может также стать источником дополнительных поступлений в бюджет ВУЗов. Однако авторы аналитического отчёта [1] указывают на требование повышения гибкости и модульности образовательных программ, что указывает на первостепенную важность методического обеспечения траекторий образования.

Некоторые ВУЗы смогли стать лидерами преодоления «коронакризиса» в своих регионах за счёт участия профильных заведений в разработке лекарства и вакцины против COVID-19, предоставления льготных условий аренды и платежей предприятиям малого и среднего бизнеса, бесплатного доступа к электронным библиотекам, поддержки волонтёрства студентов и создание для них рабочих мест, студентам также оказывалась психологическая помощь.

Последним по упоминанию, но не по важности, а по значению, является признание значимости внутривузовской коммуникации и простройки диалога, охватывающего большинство студентов, преподавателей, администрацию по вопросам развития ВУЗа. Реализация данного урока стресс-теста позволит построить сплошную систему информирования о жизни ВУЗа.

В заключение процитируем выводы отчёта. Лучше – не сформулировать: «Опыт последних трех месяцев сформировал «окно возможностей» для следующего шага развития высшего образования. Он показал, что есть проблемы и задачи, которые не могут быть решены без цифровых технологий, без дистанционного формата. Большинство преподавателей и студентов попробовали новые возможности и оказались способны работать в таком режиме. Однако всем очевидны его ограничения. Накопившаяся усталость создает риски «отката» системы к доцифровому формату. В этом контексте критически важным становится извлечение уроков из накопленного сложного опыта, формирование модели деятельности вузов с учетом обнаруженных возможностей и ограничений, апробация этой модели и распространение новых практик в системе высшего образования, которая сможет стать устойчивей к внешним вызовам и более продуктивной для развития российской экономики и общества»[1].

Источники:

  1. «Уроки «стресс-теста». Вузы в условиях пандемии и после неё». Аналитический доклад. Минобрнауки РФ, июнь 2020г. URL: https://clck.ru/PRM2t. Дата последнего обращения 10.07.2020.
  2. Рейтинг ВУЗов Forbes Россия. URL: https://forbes-ru.turbopages.org/s/forbes.ru/obshchestvo/403369-universitety-dlya-budushchey-elity-100-luchshih-rossiyskih-vuzov-po-versii-forbes. Дата последнего обращения 08.07.2020.
  3. Рейтинг ВУЗов России по городам. URL: https://postupi.info/rating. Дата последнего обращения 08.07.2020.
  4. Рейтинг лучших вузов России RAEX-100 (2020 год). URL:  https://www.kommersant.ru/doc/4379870. Дата последнего обращения 08.07.2020.
  5. Рейтинг вузов на 2020 год. URL: https://vuzoteka.ru/вузы . Дата последнего обращения 08.07.2020.
  6. Заседание наблюдательного совета АСИ. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/63624 . Дата последнего обращения 10.07.2020.